annabaskakova: (Default)
Сегодняшний день я провела в промзоне, делая материал о сорокалетии строительной компании. Потом я долго и мучительно плутала по этой промзоне в поисках метро, помня, что в шесть ко мне домой должна прийти модель. Еду я купить не успела. В холодильнике оказалось полбанки зеленого горошка, в шкафчике печенье - и больше ничего.

Едва мы с моделью сели пить чай, как в дверь раздался звонок. На пороге стояли мои грузинские соседи. В руках у них были большие блюда, прикрытые фольгой.

- Мы так благодарны вам за поддержку во время войны! Слезы на глаза наворачиваются! - вскричал отец семейства и расцеловал меня. И они внесли в мою кухню блюда с раскаленными хачапури - только что из духовки, и огромную миску чахохбили, и дивные рулетики из баклажан.
annabaskakova: (Default)
Мы с сыном стоим в магазине компьютерных игр и выбираем подарок для соседского мальчика Луки, которого отец сумел-таки вывезти из Грузии целым и невредимым. Дима увлеченно советуется с продавщицей, наконец выбирает один из дисков, несет в кассу и вдруг останавливается в задумчивости.

- Мама, как ты думаешь, можно мальчику, который вернулся из-под бомбежек, дарить стрелялку?
annabaskakova: (Default)
Сегодня мне снились черно-белые фотографии, которые сменялись под музыку. На фотографиях, тщательно выстроенных по тону и композиции, были виды разрушенных городов в Осетии и в Грузии. Прямо на улицах, на кучах мусора и щебенки, лежали мертвецы. В этой "серии" кадры из Грузии и Осетии были специально перемешаны, разрушенные города выглядили совершенно одинаково, и отличить их друг от друга было практически невозможно.
annabaskakova: (Default)
...Один из моих знакомых заявил, что никаких российских самолетов и российских военных частей в Грузии не было - только добровольцы и миротворцы.
...Компьютерную игрушку по событиям в Грузии, как выяснилось, выпустили заранее. В Америке.
...Автор сценария игрушки - тот самый Клэнси, который предсказал 11 сентября в "Играх патриотов".
...Многие искренне верят, что все уже кончилось. А все продолжается.
annabaskakova: (Default)
Каждый день в сообщениях о войне появляются названия новых и новых стран.

Еще никто не додумался назвать ее Третьей мировой?
annabaskakova: (Default)
Иногда для того, чтобы сделать самые простые вещи, нужно долго и мучительно собираться с силами. Два дня я не решалась зайти к соседке - грузинке Элисо. Ее сын, веселый и озорной 12-летний мальчик по имени Лука, на каникулы отправился в Грузию - к родственникам. Элисо тогда не дали визу, и она не смогла уехать. Я никак не могла решиться прийти к ней и спросить, жив ли Лука и что с ним.

Для того, чтобы навестить Элисо, нужно всего-навсего спуститься на один этаж ниже. Соседка открывает дверь - и я с трудом ее узнаю. За последние дни красавица Элисо состарилась лет на десять. В маленькой съемной квартире, где обычно живут четверо - Элисо с мужем Муртазом, ее брат и сын, и еще - маленькая собака, всегда было чисто и уютно. Сейчас - словно холодный вихрь пронесся по дому. Непрерывно работает телевизор, - Элисо все время смотрит грузинские новости.

- Мой муж и Лука - они в десяти километрах от того места, где бомбят, - говорит Элисо, поднимая на меня свои огромные, неправдоподобно прекрасные глаза. Под глазами - черные тени.

- Они в горах, там не будут бомбить, - я пытаюсь говорить слова утешения, но они застревают в горле. Я не знаю, как утешать женщину, у которой сын и муж практически сидят под обстрелом.

- Они все подряд бомбят, - отвечает Элисо. - Поти, Цхинвали, ночью Тбилиси бомбили...

Спохватившись, Элисо варит мне кофе. Она курит свои тоненькие дамские сигареты - одну за другой, - и рассказывает, что три дня ничего не ела и что заснуть ей впервые удалось вчера. Что многих ее знакомых призвали в армию.Что телефонная связь есть и что ей приходится утешать тех, кто ей звонит из Грузии - и маму, и мужа, и сына, и что это очень тяжело, потому что здесь она одна. Что она предпочла бы сейчас быть там, в Грузии, под бомбами, потому что вместе с семьей все это не было бы так страшно. И ее муж и сын не могут попасть в Россию. Может быть, им удастся выехать через какую-нибудь другую страну.

- Моя подруга из грузинско-осетинской семьи, - добавляет Элисо. - Она по-грузински говорит так же, как я. Одна сестра записана грузинкой, другая осетинкой. За кого ей теперь быть?

С экрана огромного телевизора красавица диктор в декольтированной кофточке рассказывает новости на грузинском языке. Потом мелькают военные карты, бумага на русском языке о создании в Грузии "зон безопасности". Элисо слушает новости, не отрываясь.

- Неужели все-таки разбомбят Тбилиси? - спрашивает меня Элисо. - Я там жила, я там работала...

Повсюду лежат фотографии ее мужа сына. Элисо выбирает одну - где маленький Лука лежит у отца на животе, и оба счастливо улыбаются. Я глажу изображение Луки. Мы прощаемся, и я поднимаюсь по лестнице на один этаж. Я знаю теперь, что там, внизу, - огромное человеческое горе. Горе, которому я, к сожалению, ничем не смогу помочь.

Profile

annabaskakova: (Default)
annabaskakova

June 2015

S M T W T F S
 123456
789101112 13
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 04:21 pm
Powered by Dreamwidth Studios