annabaskakova: (Default)
[personal profile] annabaskakova
Сейчас мне странно вспоминать о том, что я написала значительную часть компьютерного юмора девяностых годов. А вот было же - редакция журнала "СофтМаркет", мои еженедельные медитации, когда следовало сочинить целую полосу чего-то смешного и компьютерного (на компьютере я при этом работать практически не умела), и художник Котеночкин - [livejournal.com profile] kotenochkin, который рисовал к моим фельетонам замечательные картинки. Это было время моей кратковременной славы (большинство читателей были уверены, что я - не живой человек, а псеводним большой группы авторов), и огромной по тем временам зарплаты в двести долларов. А потом идеи у меня кончились. А потом журнал закрылся. А потом программисты и компьютеры стали частью жизни, и смеются над ними разве что на Башорге. Кстати, монологи героя моего рассказа - это переписанные почти без изменений монологи моего тогдашнего мужа. Программиста, как легко догадаться. Если погуглить поглубже, то большая часть моих компьютерных фельетонов до сих пор гуляет по сети. Забавно, что со временем мне приписали и чужие компьютерные фельетоны, например, широко известную "Квартиру под управлением Виндоуз". И сколько бы я ни просила хозяев ресурсов, где они висят, убрать мою фамилию - нипочем не соглашаются. Френды-психологи, не надо указывать мне на ошибки и говорить, что нет диагноза "белая горячка" - это все-таки фельетон:)



Тяжелый случай

Однажды вечером в мою приемную зашла странная парочка – взлохмаченный мужчина с бутылкой пива в руках и заплаканная дама. Наблюдая за ними сквозь приоткрытую дверь кабинета, я решил, что передо мной алкоголик и его замученная жена.

- Сейчас же убери эту гадость, - всхлипывала дама, - ты хоть пять минут без этого можешь?

- Ну еще чуточку, - рассеянно отвечал мужчина, - ну сейчас.

Я пригласил даму в кабинет, и она, беспрерывно рыдая, стала рассказывать.

- Доктор, мне говорили, что при помощи психоанализа вы делаете чудеса. Нет, вы даже не представляете, как это ужасно! Раньше мой муж приличным человеком был, а теперь... Не спит, не ест, все забывает, по ночам за монстрами гоняется... Причесываться и то перестал, только и знает, что курит без конца, квартира все время в дыму и в пивных бутылках... И все деньги только на это уходят... Вы только не смейтесь надо мной, я не шучу, это очень серьезно.

Я записал в карту: "Белая горячка".

- Не переживайте, - сказал я, - я использую очень действенную методику, разработанную Юнгом. Называю ключевые слова, пациент рассказывает о своих ассоциациях, и я узнаю, в чем причина болезненного состояния, что творится в его подсознании. Конечно, дело серьезное. Я протестирую его и буду лечить. Процесс длительный, трудный...

Дама взглянула на меня с надеждой и вышла. Я велел секретарше сообщить остальным страждущим, что прием на сегодня закончен, и позвал супруга печальной дамы, но тот никак не отреагировал. Выглядел он ужасно: запущенные волосы и борода, отрешенный взгляд, глаза, блестевшие безумным огнем...

"Аутизм", - записал я и, с трудом дотащив беднягу до кушетки, сказал:

- Расскажите, пожалуйста, о вашей маме.

- Что о ней рассказывать-то? - взвился неожиданно пациент. Кривая вся. Глючит ее, сволочь, беспрерывно. Поддержки от нее не дождешься.

"Наследственно-депрессивный психоз", - записал я в карту.

- Да что с мамы взять - она же китайская, - пациент обреченно взмахнул рукой.

- Китаянка? - удивился я. - Вы вроде на китайца не похожи. А что еще вы о ней можете сказать? Вы не хотите, например, маму полечить?

- Эх, чего я только не перепробовал... Клинит ее в самый ответственный момент. Была бы возможность - давно ее поменял бы. Ее же сдавать надо, - вздохнул пациент. - Виснет она, понимаете? Работать только начнет - и сразу виснет.

- Так, с мамой все ясно, - сказал я, записывая: "Суицидальные попытки со стороны матери". - А как, гм... ваш папа?

- Как, как... Пап-то много, только гнилые они все. Вот вчера маму опять заклинило, полез смотреть, а папа на маме уже без штырька.

"Эдипов комплекс", - записал я в карту.

- На память не жалуетесь? - спросил я.

- Как бы вам сказать - жалуюсь. Ума у меня маловато, конечно, - сказал он. - Восемь метров. Из-за этого и монстры медленно бегают, неинтересно даже. А что, можете недорого предложить?

- Расскажите-ка мне о ваших монстрах? - попросил я.

Пациент оживился.

- Вот как раз вчера - знаете, такие вредные ящеры двухголовые попались, так от них ничего не помогает. Ну понятно, что кукла Вуду хорошая. А собачки огненные, которые везде шныряют, - с ними вообще мерзко, сами знаете. Будешь гореть, пока все здоровье не выйдет... И разные там монахи ходят, одни с автоматами, другие с дробовиками. Выскочил тут недавно на площадь в платке-невидимке, их там пятнадцать штук стоит. Ходи себе и отстреливай - даже жалко их стало.

- И давно вы этих монахов отстреливаете? - поинтересовался я.

- Да нет, всего две недели. Раньше фрицев в подвале стрелял.

Я записал: "Параноидальный бред в обостренной стадии". Этот человек мог служить учебным пособием по психиатрии. Было абсолютно ясно, что бредить таким образом бедняга мог целыми часами. Ему необходима была срочная госпитализация, и простой психоанализ явно помочь не мог. Жаль было несчастную жену, рыдавшую за дверью, но что делать... Кстати, о жене...

- Скажите, а из-за чего вы сейчас ругались с женой?

- Как из-за чего? - удивился пациент. - Как и все, из-за этого самого.

Он полез в сумку и вытащил ноутбук. Невыключенный, кстати. На экране виднелись серые стены замка и какие-то фигуры в балахонах.

- Ой, так вы в компьютерах понимаете? - обрадовался я. Знаете, у меня вот тут проблемы...

Пациент подозрительно посмотрел на меня и спросил:

- Чайник, что ли?

- Да не чайник, чайник работает, он филипсовский, хороший. Компьютер мне подарили, а он не работает.

Я чувствовал, что голос мой стал подобострастным, но поделать с собой ничего не мог. Компьютер был нужен позарез.

Пациент подошел к моему индифферентному "Пентиуму", пощелкал по клавишам и сказал:

- Дело серьезное, сейчас протестирую и буду лечить. Закурить есть? Сам-то курить будешь?

- Знаете, вообще-то я не курю, но по такому случаю...

Через час мы уже перешли на "ты". Мы ползали по ковру среди деталей, проводков и отверток, и я обнаружил, что теперь понимаю его с полуслова, даже если он невнятно мычит. Еще через час он попросил чего-нибудь попить, и я достал из холодильника пиво, принадлежавшее охраннику. Потом пиво закончилось, и мы перешли на коньяк, подаренный мне предыдущим посетителем. Заодно мы решили опробовать компьютер в сети, соединили мой и его и немного поиграли.

Опомнился я только к вечеру от дикого крика. На пороге стояла давешняя заплаканная женщина.

- Доктор, доктор, я вас зову, а вы не слышите, совсем как он. Что он с вами сделал? Это заразно, да?

- Ничего, - удивился я, машинально стряхивая пепел на ковер, - все в порядке. И супруг ваш в порядке.

И лишь тогда я посмотрел на себя в зеркало. Я давно уже снял и кинул в угол белый халат, оставшись в джинсах и ковбойке. На ковре валялись бутылки из-под пива и окурки. Мои джинсы пузырились на коленях, волосы спутались, взгляд был отрешенным, а глаза блестели безумным огнем.

Profile

annabaskakova: (Default)
annabaskakova

June 2015

S M T W T F S
 123456
789101112 13
14151617181920
21222324252627
282930    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios